На Чеховском театральном фестивале шесть персонажей мешали актерам играть

Спектакль «Старик и море» самого Васильева мы еще увидим под финал фестиваля. Это совместный проект МТФ им. А.П.Чехова и Театра им. Евг. Вахтангова. А пока показали французскую версию сочинения Пиранделло в постановке Эмманюэля Демарси-Мота в Театре де ля Виль (Париж). «Франция давно уже перестала поставлять нам хорошие комедии, и мы вынуждены ставить комедии этого Пиранделло», — скажет директор театра из пьесы самого Пиранделло — драматурга, который, кажется, делает все для того, чтобы зритель плевался. Как только «Шесть персонажей…» были написаны и представлены в Риме в 1921 году, разразился скандал. Слишком уж непривычной и оскорбительной показалась пьеса с ее странным пониманием ключевых категорий добра и зла. Только годы спустя итальянский писатель и драматург Пиранделло получит Нобелевскую премию за творческую смелость и в то же время будет предан анафеме за соглашательство с фашистами, за расположение со стороны Муссолини.

Искусство и жизнь перманентно находятся в противодействии. Не всегда то, что делают творцы, находит отклик в зале. Часто их изыскания рождают слишком бурную реакцию, что, собственно, мы и наблюдаем изо дня в день. К примеру, экс-прокурор Крыма Поклонская заявляет, что в фильме «Матильда» Алексея Учителя задействован в роли государя порноактер (сильное высказывание в адрес европейской звезды Ларса Айдингера), а он сам об этом даже не подозревает. Все как у Пиранделло, где персонажи набрасываются на актеров, недоумевая, с какой стати какие-то жалкие кривляки будут их играть.

«Шесть персонажей…» идут на французском языке с английскими субтитрами. Кое-кто из публики не выдерживает, устает читать титры, вытягивая шею, но стесняется покинуть зал. Так что в партере — своя суматошная жизнь, напоминающая ту, что творится на сцене. Актерский ансамбль Театра де ля Виль превосходен. Так неназойливо существуют все эти странные и нервные герои, растворяясь в подвижном и условном пространстве, — театральной магии здесь с избытком. Персонажи ненаписанной пьесы — Отец с Матерью, Падчерица, Сын, а с ними безмолвные Мальчик и Девочка с куклой — хотят быть воплощенными на сцене как минимум достойно. Только пьеса для них еще не написана. Как известно, литературные герои способны управлять даже теми, кто их выдумал. Великие писатели в этом не раз признавались.

В роли Отца — уникальной внутренней пластики актер Юг Кестер. Мать сыграла Сара Карбасникофф, уже не раз приезжавшая с театром в Москву. У нее русские корни. Предки актрисы жили в Петербурге и держали книжный магазин. В каждом из героев — растерянность и надлом, какими бы самоуверенными они ни казались. Они как разбитая посуда, которую не склеить. При этом они подобны вампирам — агрессивно наступают. Но их можно понять: кому хочется дурно выглядеть на сцене. А тут еще актеры так себе. Но они правят свое ремесло, репетируют в силу данных им скромных возможностей. В общем, чуть старомодная реальность и фантазии, уносящие в другие миры, в одном флаконе. Они были и будут во веки веков.

Источник: mk.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика