Академик Асеев о буднях самого жизнеспособного отделения РАН

Сибирское отделение Российской академии наук в эти дни отмечает 60-летие со дня основания. 18 мая 1957 года по инициативе академиков М.А. Лаврентьева, С.Л. Соболева, С.А. Христиановича вышло постановление Совета министров СССР №564, положившее начало научному центру, ставшему крупнейшим в стране. Отделение помнит очень бурный рост, тяжелые годы выживания в 1990-е, переход к новой коммерческой парадигме начала 2000-х. Сегодня Сибирское отделение – это высокоинтегрированная и высокоэффективная научная структура с мировой известностью, наиболее успешная в научном и коммерческом плане из всех организаций РАН. В беседе с «РИА Наука» председатель СО РАН академик Александр Леонидович Асеев поделился  мыслями о лидерстве ведущего научного учреждения Сибири.

Новосибирский Академгородок

— Сибирское отделение изначально  было «заточено» на высокий уровень проводимых фундаментальных исследований. Успех – в  заложенной модели «треугольника Лаврентьева»: наука-кадры-производство.  Научные ресурсы и направления исследований сконцентрировали на очень небольшой территории новосибирского Академгородка. Взаимодействие шло не только по линии официальных семинаров и конференций, но и на бытовом уровне: члены одной семьи, их друзья  могли работать в соседних институтах. Живое общение давало синергетический эффект. Для подготовки кадров в системе сразу был образован университет (НГУ), с ним  установились прочные и очень хорошие связи, которые со временем только усиливаются.

Новый главный корпус Новосибирского государственного университетаСтуденты с третьего курса приходят в институты СО РАН и начинают там работу. Третье – максимальная  ориентация на практическую отдачу от науки. Тот лозунг, которым руководствуется РАН в целом – «дайте денег, а мы сами определим, чем мы будем заниматься» — для нас просто непонятен: раз дали деньги – должны быть результаты.

Экспериментальная установка для бор-нейтронозахватной терапии (БНЗТ) рака в Институте ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН. С помощью БНЗТ можно можно будет лечить рак, который сейчас не лечат. Например, глиому мозга.

— Без Сибирского отделения РАН не было бы и развития региона. Не было бы ни нефти, ни газа, ни алмазов. Сегодня Сибирское отделение РАН вовлечено практически во все крупные проекты, связанные с освоением Сибири, Арктики. Так, современная нефте- и газодобыча не может развиваться без науки: там огромное количество задач, для решения которых привлекаются наши институты геологического, математического, физического и химического профилей.

Большой солнечный вакуумный телескоп расположен в Байкальской астрофизической лаборатории. С его помощью, что очевидно, изучают Солнце, в частности вспышки, в Институте солнечно-земной физики СО РАН (Иркутск). Арктику невозможно развивать без учета особенностей, а они там везде – в экологии, энергетике, транспорте. Даже в медицине есть отдельный раздел – полярная медицина. При непосредственном участии наших институтов  разработаны программы инновационного развития регионов Сибири, программа развития технологий глубокой переработки угля в Кузбассе.

Кулигинит — ранее неизвестный минерал, открытый исследователями Института геологии и минералогии им. В. С. Соболева СО РАН совсем недавно. Он относится к минералам-свидетелям, которые способны поведать о жизни окружающих их пород. Он был обнаружен исследователями ИГМ СО РАН в ходе полевых работ при изучении пород из алмазоносной кимберлитовой трубки «Удачная» и назван в честь сотрудника ИГМ СО РАН кандидата геолого-минералогических наук Сергея Семеновича Кулигина (1961 — 2014 гг.).

В части науки мы до сих пор впереди. Традиционное сильное научное направление – это механика. Недавно мы заключили соглашение с Объединенной авиастроительной корпорацией. После увлечения «боингами» и «эрбасами» в стране наконец-то поняли, что нам нужна собственная современная авиационная техника. А тут необходимы собственные разработки: новые материалы, новые двигательные установки, авионика, вычислительное моделирование. Без проведения фундаментальных и прикладных исследований сделать все это невозможно.

Стеклодувенная мастерская в Институте катализа им. Г. К. Борескова СО РАН. Мастера могут как починить лабораторную посуду, так и создать необходимые системы под конкретные задачи по чертежам.В 2000-е годы мы научились работать с реальным сектором экономики, начали участвовать в федеральных целевых программах, стали выполнять работы для крупных предприятий и корпораций. Мы работаем с предприятиями Газпрома, Ростеха, Роскосмоса, РЖД, ОАК.  Эти работы позволяют нашим институтам развиваться. К примеру, крупнейший в системе РАН известный на весь мир Институт ядерной физики имени Г. Я. Будкера при годовом обороте в 3 миллиарда рублей только 1 миллиард получает из государственного федерального бюджета. Соответственно, он может предлагать сотрудникам приемлемую зарплату, а это, в свою очередь, развивает экономику города. И таких институтов у нас несколько.

Лазер на свободных электронах сделали сотрудники Института ядерной физики им. Г.И.Будкера СО РАН для сотрудников Института химической кинетики и горения СО РАН. На нем изучают протекание химических реакции на уровне отдельных атомов. Исследования имеют значение для фундаментальной науки, но рано или поздно полученные знания переходят в прикладную плоскость.

— В 1990-е годы от нас уехали очень много молодых ученых, некоторые институты обновили свой состав трижды. Я не знаю ни одной крупной научной организации в мире, где бы не работали наши ученые. В «Microsoft» сегодня человек 300 выпускников сибирских ВУЗов! Это к вопросу о нашем «плохом» образовании. Сейчас молодежь, несмотря на уничижительные публикации в прессе в отношении  науки,  стремится к ней. Не все хотят делать карьеру офисного работника, заниматься логистикой или торговлей.  Наука – это то, что дает настоящее понимание жизни. Занятия наукой очень увлекательны и позволяют в полной мере реализовать таланты людей.

Молодежь сегодня – такая же способная, как и раньше, и наша задача диверсифицировать ее интерес к науке и инновациям.

Эксилампы, над которыми работают учёные из Института сильноточной электроники СО РАН (Томск), лечат кожные заболевания, помогают победить антибиотикоустойчивые бактерии и более чем в два раза уменьшают смертность среди новорожденных поросят в сельском хозяйстве

На территории Академгородка построен технопарк, в котором сегодня работают более 300 компаний. В них работают либо выпускники нашего университета, либо наши сотрудники, и все они используют и коммерциализуют разработки наших институтов.

В Институте физики полупроводников имени А. В. Ржанова СО РАН занимаются разработками в области микроэлектроники. Например, здесь выращивают подложки кадмий-ртуть-теллур с помощью метода молекулярно-лучевой эпитаксии. Это все будет полезно для создания приборов будущего — квантового компьютера, солнечных батарей, разработки новых сверхпроводящих материалов.И наша задача в том, чтобы молодой человек определился, чем он будет заниматься: наукой, пока не получит признание коллег и общества вплоть до Нобелевской премии, или создаст собственный научный бизнес и будет выполнять разработки, востребованные рынком или крупными высокотехнологическими компаниями.

В Саянской обсерватории Института солнечно-земной физики СО РАН установлен один из крупнейших телескопов России — АЗТ-33ИК (1,6 метра), собственно это он. Используется для разных целей. Недавно сотрудники Института космических исследований РАН с его помощью нашли самый далекий рентгеновский квазар.

Наша мечта – привести на территорию нашего Академгородка крупные промышленные корпорации, прежде всего Российские, и на основе взаимодействия вузов, промышленности и академических учреждений создать многопрофильный научно-образовательный инновационно-технологический центр – Сибирский наукополис.

Источник: ria.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *