В Астане не удалось согласовать границы зон безопасности в Сирии

На переговорах по Сирии в Астане не удалось согласовать механизм создания зон деэскалации в Сирии. Россия и Сирия возложили ответственность за это на Турцию, которой необходимо больше времени на принятие решений

Глава генштаба «Свободной сирийской армии» Ахмад Берри на встрече в Астане

В среду, 5 июля, завершился пятый раунд переговоров по сирийскому урегулированию в Астане. В переговорах приняли участие ​делегации сирийского правительства, вооруженной оппозиции, а также стран — гарантов перемирия России, Турции и Ирана, подписавшие соглашение о прекращении огня в декабре 2016 года. На встрече в качестве наблюдателей также присутствовали спецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии Стаффан де Мистура, исполняющий обязанности помощника госсекретаря США по делам Ближнего Востока Стюарт Джонс и советник главы МИД Иордании по политическим вопросам Науаф Уасфи Тель.

Линии не согласованы

Переговорщикам так и не удалось окончательно согласовать, где пройдут линии соприкосновения и условия реализации создания четырех зон деэскалации — в провинции Идлиб, к северу от города Хомс, в Восточной Гуте и на юге Сирии. Единственным согласованным всеми участниками решением встречи стало принятие положения о создании совместной рабочей группы, которой поручили доработать все операционные и технические условия создания четырех зон. Следующая встреча в Астане должна состояться в последнюю неделю августа этого года, сообщил МИД Казахстана. Создать такие зоны в Сирии страны-гаранты договорились на предыдущей встрече в Астане 3–4 мая.

Тем не менее страны-гаранты в совместном заявлении по итогам переговоров выразили свою удовлетворенность прогрессом в определении границ зон деэскалации.

Глава сирийской делегации, министр иностранных дел Башар аль-Джаафари назвал результаты пятой встречи в Астане скромными, возложив ответственность на Турцию. «Турецкая делегация в пятый раз приложила все усилия, чтобы усложнить достижение положительных результатов», — заявил Джаафари (цитата по «Интерфаксу»). Спецпредставитель президента России по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев заявил на пресс-конференции по итогам переговоров, что консенсус по формированию трех зон в районе Идлиба, Хомса и Восточной Гуты «будет достигнут в самое ближайшее время». По его словам, турецкая делегация во время консультаций сказала, что ей нужно дополнительное время для того, чтобы согласовать необходимые параметры и принять соответствующее решение. О том, какие решения ожидаются по четвертой зоне, он не сказал.

Затягивание Турцией принятия окончательного решения по зонам деэскалации может быть связано с тем, что Анкаре не удалось договориться с Москвой о получении контроля над городом Эфрин на северо-западе Сирии, говорит эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Максим Сучков. Анкара незадолго до встречи в Астане вела переговоры с Москвой о заключении своего рода сделки: в обмен на помощь России в передаче города ​под контроль турецких военных Анкара была готова способствовать решению вопроса о создании зоны деэскалации в Идлибе, который контролирует вооруженная оппозиция, знает эксперт от источника, близкого к турецким военным. Россия встала перед трудным выбором между враждующими между собой курдами и Турцией, отмечает Сучков. С одной стороны, Москве необходимо добиться расположения сирийских курдов, которые полагаются в основном на поддержку США, с другой — Турция является партнером России по сирийскому урегулированию, подчеркивает Сучков. «Эту тему турки пытались разыграть, понимая, что для России очень важен город Идлиб для достижения прогресса по перемирию в Сирии», — говорит эксперт.

Лаврентьев на пресс-конференции также подтвердил ранее поступившую информацию о том, что Россия направила всем странам СНГ предложение рассмотреть вопрос о размещении своих контингентов в качестве наблюдателей в зонах деэскалации. «Мы никому не навязываем, если правительство Казахстана примет решение направить такой воинский контингент, мы будем это только приветствовать», — подчеркнул дипломат.

О том, что Россия предложила Киргизии и Казахстану направить своих военных в Сирию, сообщил 22 июня пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын. Представители обеих стран опровергли ведение переговоров по этому вопросу.

Надежды не оправдались

Днем ранее, во вторник, Лаврентьев отмечал позитивный настрой делегаций на переговорах и рассказал, что переговорщикам в первый же день уже удалось согласовать линии соприкосновения и границы двух зон: в провинции Хомс и в районе Восточной Гуты (пригород Дамаска). Однако трудности, по его словам, возникли при обсуждении создания зон в Идлибе и на юге Сирии. Из-за этого переговорщикам пришлось продолжить работу в ночь со вторника на среду. По словам Лаврентьева, в случае подписания документов о создании зон на их реализацию и принятие конкретных действий по размещению сил понадобится две-три недели.

Отсутствие прогресса на встрече в Астане не приведет к эскалации боевых действий в районах зон деэскалации, считает Сучков. По его словам, все вовлеченные в конфликт стороны «находятся в режиме ожидания» до встречи президентов России Владимира Путина и США Дональда Трампа на саммите G20 в Гамбурге 7 июля. «Дальнейшие развитие событий в Сирии будет зависеть от того, о чем договорятся лидеры двух стран», — подытожил Сучков.

Российский переговорщик также подчеркнул стремление стран-гарантов создать совместный координационный центр на территории Сирии для мониторинга соблюдения режима безопасности в этих зонах и допустил возможность подписания соглашения по этому вопросу на второй день переговоров. Кроме того, Лаврентьев отметил, что говорить о размещении наблюдателей из России в зонах деэскалации пока сложно, однако он не исключил возможности размещения военной полиции России в буферных зонах.

На встрече также обсуждался вопрос обмена заключенными и разминирования памятников исторического наследия. Однако Лаврентьев подчеркнул, что для принятия соглашений по этим вопросам необходимо сначала начать реализацию создания зон деэскалации. «От запуска процесса по зонам деэскалации зависит и принятие целого ряда других сопутствующих вопросов, которые носят, с одной стороны, второстепенный характер, но работают на усиление мер доверия между сторонами», — отметил он. Еще одной темой переговоров стало обсуждение создания сирийского комитета национального перемирия, в который войдут представители сирийских властей, старейшин и местных авторитетных людей.

Сохранить

Источник: rbc.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика